О поселениях Романково

КОРДОНИ

О ПОСЕЛЕНИЯХ РОМАНКОВО И АУЛЫ В ИСТОРИЧЕСКОЙ МЕСТНОСТИ КАМЕНСКОЕ-ВЕРХНЕДНЕПРОВСК

К вопросу о возникновении и развитии населенных пунктов Романково и Аулы в исторической местности Верхнего Надпорожья

To the question of the origin and development of Romankovo and Auly settlements in the historical district of Verkhny Nadporozhye

На основе анализа картографических и других источников представлена попытка проследить связь бывших казацких поселений Романково и Аулы в процессе их становления.

До настоящего времени вопрос о времени возникновения и становления бывших казацких поселений Романково и Аулы остается открытым, поскольку данные достаточно противоречивы [1-5]. Д. Яворницкий писал: “Начало села Романково не поднимается раньше второй половины XVII ст. …” [1, c. 34]. На сайте «История Днепродзержинска» отмечается: «В начале XVII века на древнем Торжанском пути возникло село Романково» [2]. Разумеется, содержание сайта не является серьезной научной информацией, но эта информация, к сожалению, является общедоступной. Современный историк Н. Буланова в известной работе [3, c. 13] отмечает: «спочатку в межах сучасного міста (Кам’янського – авт.) виникло село Романкове в першій половині XVIIІ ст.».

В академическом издании Института истории Академии наук УССР [4, c. 351] сообщается следующее: «Населенный пункт (Аулы – авт.), входивший с крепостью Романково в состав Кодацкой паланки, впервые упоминался в письменных источниках, относившихся к середине XVII в.». Что касается так называемой «устной истории», то имеется свидетельство жителя села Аулы Г. Карпенко, записанное историком Я. Новицким 02.07.1889 г. [5, с. 180]. Г. Карпенко 1805 года рождения сообщил историку: «Наша слобода (село Аулы – авт.) завелась прі Катерині (Екатерина II-я, российская императрица, на престоле с 1762 по 1796 год – авт.)». О Романкове Г. Карпенко сказал: «…, то слобода велика і давня, там була тоді стара запорозька церква» [5, c.181]. Кстати, сам Я.П. Новицкий (1847-1925), известный историк запорожского края, был уроженцем села Аулов.

Исходя из приведенного выше краткого обзора просматривается необходимость дальнейшего углубленного изучения вопроса о возникновении и становлении связанных между собой размещением и развитием населенных пунктов. Изучая истоки топонима Романів-Романкове С. Семенча [6] писал о том, «… що Романкове було первістком колонізації краю після довгого періоду татарської загрози. Терени були пусті і незаселені. Закономірність колонізаційного процесу полягає у тому, що коли на нові землі приходять люди, вони обирають спершу найкращі, найзручніші, найвигідніші зпобутової точки зору місця. Семе таким був Романів пагорб на березі Дніпра. Перевага місцевості полягала в тому, що пагорб (174 м. над рівнем моря, що якнайменше на 100 м. вище за будь-яку відмітку на протилежному, лівому боці) присунутий до берегової лінії, а біля його підніжжя з прадавня існувала переправа. Вона пролягала транзитом повз острів. Оскільки і острів, і пагорб мали спільну назву, це змушує думати, що в уяві тодішніх людей вони обидва сприймалися як дещо спільне, як комплекс. Дійсно, повз острів і пагорб пролягав шлях, що тягнувся водовж річки Базавлук в бік Криму. Отже зауважимо, що топонім виник не деінде, а на перехресті Дніпра і кримського шляху… Так велося аж доти, доки наприкінці XVII ст. не виникло поселення. Воно перебрало на себе топонім і віттоді з ним сталася певна мутація: з огляду на більш часте і регулярне вживання, одна форма поступово (але достатньо швидко) витіснила іншу, а відтак залишилось тільки “Романково”».

В приведенной цитате рядом с вполне обоснованными соображениями имеются такие, которые заслуживают замечаний и уточнений. Во-первых, осподствующая высота (автор указывает отметку 174 м. над уровнем моря) в условиях засушливого климата совершенно неприемлема с бытовой точки зрения, тем более в конце XVII века. Колонизация степной части Украины как естественная «снизу», так и официально организованная «сверху», происходила исключительно по руслам рек, где имелись вода, пастбища с луговым режимом водообеспечения, а также низменные участки речной проймы, пригодные для заселения. Классический пример – заселение немцами меннонитами земель Войска Запорожского в эпоху Екатерины II. А вот то, что Романова возвышенность в конкретном месте была наилучшей, наиболее удобной для строительства укрепления и обороны, сомнений быть не может. Во-вторых, следовало бы уточнить, что шлях, который тянулся мимо (укр.: повз) холма и острова был правобережной веткой крымского шляха, так называемым Крюковским шляхом, который использовался реже левобережной ветки Крымского, причем Крюковский шлях при необходимости мог пересекаться руслом Днепра не только около Романовых холма и острова, но и на других переправах. Тем не менее автор работы [6] прав – Романково «приватизировало» забытый топоним, появившись рядом с известными Романовыми курганом и островом. Для рассмотрения вопроса о возникновении и развитии населенных пунктов наиболее представительным документом являются топографические карты. Эти карты составлялись для ведения войны и содержали наиболее объективную информацию о состоянии населенных пунктов на момент составления карты. Поскольку от размеров селений, численности жителей зависело удовлетворение потребностей армии в провианте, корме для лошадей – основной тягловой силы войны в XVIII-XIX веках и, в конечном счете, в человеческом ресурсе. В то же время епархиальная статистика не всегда могла быть точной – желание некоторых священников построить или обновить церковь приводило к соблазну численно увеличить свой приход за счет ближайших населенных пунктов. Принимая во внимание растянутость селений прошлого нельзя не учитывать факты обращения селян к священникам не по официальному месту проживания, а по месту нахождения ближайшей церкви.

Рассмотрение фрагментов карты Ф. Шуберта (рис. 1) показывает, что Романково (738 дворов) в первой половине XIX века было крупнейшим селом на правобережье среднего и нижнего Днепра. Для сравнения правобережные города Чигирин и Александрия по данным той же карты имели по 665 и 671 дворов соответственно. Кстати, левобережный Александровск имел 668 дворов. Каковы же объективные причины возникновения столь крупного населенного пункта?

2
1

Рис. 1. Поселение Романково и некоторых населенных пунктов в первой половине XIX века на фрагментах карты Ф. Шуберта 1842 года (квадрат XLVII)

Несомненно первой причиной колонизации местности будущего Романково явилась близость Романового кургана [7], естественной, а в дальнейшем и обустроенной крепости, где было можно скрыться от неприятельских набегов. Второй причиной следует назвать существование древней переправы у подножия кургана. Известно, что обслуживание переправ приносило в казну Коша Запорожского немалые деньги. В дальнейшем после ликвидации Запорожской Сечи переправа дала рабочие места романковским поселенцам. Третья причина также экономическая – наличие на левобережье мощной в экономическом отношении бывшей Протовчанской паланки. Достаточно отметить, что в то время местечко Петриковка (1206 дворов) была сравнима с губернским городом Екатеринославом (1222 двора) (см. карту Ф. Шуберта, квадрат XLVII).
Соседняя с Петриковской Чаплинка (697 дворов) была крупнее правобережных городов Чигирина и Александрии. Оживленная торговля между развитым левобережьем и развивающимся правобережьем былавозможной благодаря Романовой переправе. В результате действия перечисленных факторов в конце XVII, в XVIII веке и начале XIX получило развитие тяготевшее к переправе Романково [8, c. 33], верхнее северозападное Романково (будущие Аулы), которое по праву можно назвать Романково 1, а не Романково 2, как это названо в официальном источнике [9, c. 21]. В середине XIX века ситуация кардинально меняется – при сравнительно небольшом увеличении числа дворов в Романково (до 780) происходит существенное перераспределение в сторону нижней (восточной) части села (рис. 2). Это перераспределение было обусловлено смещением вектора экономических интересов с левобережья на правобережье, пережившее активную стадию колонизации. От Киева до Екатеринослава возникло пароходное судоходство по Днепру, усилившее товарообмен между населенными пунктами Верхнего и Среднего Приднепровья. Сверху от Романкового по течению реки резко укрупнились Верхнеднепровск (520) дворов), Пушкаревка (600 дворов), Бородаевка (640 дворов), такие же изменения произошли и в нижнем течении, например в Диевке, насчитывалось 740 дворов.

3

Рис. 2. Обособление верхней и нижней частей Романково на специальной карте Европейской России 1865 года. Карта И. Стрельбицкого, фрагмент квадрата 47

Отличием карты 1865 г. (рис. 2) от карты Ф. Шуберта 1842 г. является появление незаселенной границы между частями Романково, что свидетельствовало об обособлении поселений. Обособление было вызвано особенностями географического положения частей села и разновекторностью экономических интересов. Так верхняя часть тяготела к достаточно развитой Верхнеднепровской агломерации – 4 ярмарки в год в Верхнеднепровске, 3 ярмарки в Домоткани и т.д. Кроме того сказывалось положительное влияние действовавшей переправы. Нижняя часть была ориентирована на низовое и криничанское южное направление, отличающееся превосходными нетронутыми черноземами. Так в Романковской волости в 1875 году были образованы три селянских общества – Аульское, Романковское и Новоселовское (криничанское направление) [10, c. 127]. Интересный отличительный штрих в рассмотренных картах – немец Ф. Шуберт (составитель карты 1842 г.) назвал почтовую станцию на тракте Романковской, а украинец И. Стрельбицкий, выходец из Полтавской губернии (преемник Ф. Шуберта на посту руководителя Российского картографического комитета), назвал станцию Романовской (!). Оба этих замечательных человека внесли огромный вклад не только в геофизическое описание огромной страны, но и в ее историю. Общими моментами для исследуемых карт явились отсутствие топонима Аулы и существование двух церквей в разных частях Романково. Следовательно в периоде времени, отвечающему созданию карт в Романково, существовали два территориальных центра верхний (северо-западный) и нижний (восточный), что наложило отпечаток в последующем обособлении. Отсутствуют Аулы и на карте Екатеринославской губернии из “Атласа” А.А. Ильина 1876 г. Романково показано “целым” – заселенная “дуга” правого берега от верховья до низа по течению Днепра. Возникновение естественной межи, территориальная удаленность верхнего и нижнего Романково, поляризация экономических интересов послужили толчком к топонимическому разделению. В результате на карте 1890 года (рис. 3) в верхней части Романково появляется новый топоним – подселок Аулы. Интересно и то, что на этой карте снова отмечается слияние частей Романково и сближение нижней более заселенной части с селом Каменским. Процесс слияния и расширения был обусловлен интенсивным развитием ближнего Каменского – строительством Днепровского металлургического завода, появлением крупного рынка сбыта
сельхозяйственной продукции и новых рабочих мест. В связи с продажей огромного для села Каменского участка земли под застройку металлургического завода и ближайшей инфраструктуры земля в Романково дорожает – в результате происходит и слияние его частей и обоюдное сближение с Каменским.

4

Рис. 3. Слияние Романково с поселком Аулы на трехверстовой карте 1890 года, фрагмент квадрата XXVI-13

В таблице, приведенной ниже, показаны динамика роста Романково в XVIII-XIX веках.

Таблица. Статистические данные о развитии микроагломерации Романково-Аулы

Таблиця

Из рассмотрения статистических данных о развитии района видно, что официальное разделение частей старого Романково на два самостоятельных населенных пункта состоялось только лишь во второй половине XIX века. Немецкая карта 1943 года в какой-то мере отразила последствия политических и экономических потрясений первой трети XX века (рис. 4). Революция, гражданская война, коллективизация и индустриализация больше всего отразились на сугубо аграрной части Верхнего Романково-Аулах, что хорошо видно на приведенной карте. Между Романково и Днепродзержинском (Каменским) появилась широкая незаселенная межа. Площадь, занимаемая селом, осталась прежней, заселенность нижней части как в конце XX века была большей, чем верхняя часть. Название Аулы на карте отсутствует.

5

Рис. 4. Село Романково на немецкой трофейной карте 1943 года (квадрат Y 49) с ослабленной верхней частью и широкой межой между нижним Романковым и Днепродзержинском.

Серьезные антропогенные изменения являются отличительной характеристикой карты второй половины XX века. Обращает на себя внимание полное слияние Романково с Каменским (рис. 5), возникновение свободной территории на меже нижней части села Романково и верхней его частью (Аулы). Появление этой незанятой территории было обязано затоплением речной поймы Днепродзержинским водохранилищем, мест, где селение Романково тянулось вдоль плавней непрерывной полосой.

6

Рис. 5. Романково и Аулы на фрагменте карты Генштаба МО СССР 1986 года издания (квадраты М-36-129 и М-36-130)

О том, что Романково и Аулы имели в прошлом общую территорию красноречиво свидетельствует рассказ старожила села аулы Г. Карпенко, записанный Я. Новицким [5, c. 180]: «Біля Авул, от степу були байраки великі, а від Дніпра, — несходімі плавні, рибні озера та прогної. Байраки звали по запорожцях. Позаторік (1885г. – Я.Н.) зрубали Мамраків байрак – це діда мого, Мамрака, кишло: він там жив. Далі жили козаки: Чепа, Хита, Шкіль, Розан, Герасько, Лев; по їх прозвіщам названо і байраки – Чепин, Хитовий, Шкілевий, Розановий, Гераськовий, Левин. Були ще байраки … Сухенький – в Сухій бальці, Водяний – над почтовим щляхом, де була казенна почта, в Водяній бальці». Анализируя сообщение Г. Карпенко, следует выделить следующие моменты. Первый касается размещения природных объектов в исследуемой местности. Байрак (укр.) – облесненная балка Мамракова, точное ее верховье находится в современных Аулах. Далее рассказчик последовательно (с запада на восток) перечисляет байраки (балки) местности Романково, среди них узнаваемые, но несколько искаженные временем названия: Шкілевий, Розановий, Сухенький, Водяний. Второй момент касается корректности современных комментариев к искаженным названиям географических объектов. Традиционно в Украине названия балкам давали либо по ее физическим особенностях, например, Крутой Яр на Романовом кургане [7] (см. рис. 3), либо по фамилии (прозвищу) владельца, например, балка Мамракова в Аулах. Так, в словаре [14, c. 76] название Шкалевой балки объясняется тем, что в этой балке казаки шкаликами пили крепкие напитки. Возникает вопрос, в других местах запорожцы использовали другую посуду? Не трудно догадаться, что собственником балки с большой долей вероятности мог быть «голова села Романково» «старший запорожець Мирін Шкіль» [5, c. 181]. Такое же замечание касается так называемой в справочнике Разгонной балки [14, c. 73]. Возникает вопрос, почему старожил Аулов Г. Карпенко считал слободу Романкову другим, большим и давним населенным пунктом? Во-первых, Г. Карпенко был современником сложившегося топонимического и административного разделения когда-то целого населенного пункта. Во-вторых, на момент беседы с Л. Новицким нижнее Романково было крупнее бывшего верхнего (Аулов) (см. таблицу). В-третьих, в памяти потомка запорожцев сохранилась объективная информация о давности основания Романково. Достаточно отметить, что на европейских картах первой половины XVIII века в правобережном районе среднего Днепра отмечены только два населенных пункта Romankowa и Kodak. Одной из таких карт является издание 1740 года «Nova et Acurata Tartariae Eupopae seu Minoris et in specie Crimeae…».

В первой половине XIX века в Романково существовали два центра – в верхней части с каменной Свято-Троицкой церковью, построенной в 1816 году и рынком возле нее, работавшим по воскресеньям [9, c. 11] и в нижней части с деревянной церковью, освященной в 1793 году [11, c. 178, 179]. Карта Ф. Шуберта, созданная в 1826-1842 гг. зафиксировала факт более интенсивного развития верхнего Романково в XVIII веке – веке, предшествовавшем времени геодезической съемки и созданию карты. Вплоть до середины XX века эти старые центры раннего Романково (позднее Романково первое и Аулы) сообщались между собой кратчайшей дорогой, проходившей через плавни – Аульским шляхом, ныне затопленным Днепродзержинским водохранилищем. Только в периоды весенних разливов Днепра пользовались верхними дорогами большой протяженности. Центр нижнего Романково получил развитие в середине-конце XIX века, что хорошо просматривается на картах 1865 и 1890 г. (см. рис. 2 и 3). Застройка этого центра в основном была снесена в 60-х годах XX века в связи со строительством Среднеднепровской (Днепродзержинской) ГЭС и промышленных площадок для обеспечения этого строительства.

Третий центр, получивший развитие в конце XX века и существующиу и поныне как западная часть нижнего Романково и современного Каменского, украшает церковь недавней постройки. Эта церковь Свято-Покровского женского монастыря отличается удачным архитектурным решением в стиле украинского барокко. По данным Н. Булановой [12, c. 89] в этой местности, получившей название Прихвостье, находилась Романковская земская двухклассная школа и Свято-Покровская православная церковь, построенная в середине XIX ст. Здание земской школы сохранилоси и по ныне, а вот со старой церковью многое не ясно. Ни на карте И. Стрельбицкого, ни на карте 1890 года церковь в этой местности не указана, что может свидетельствовать о следующих обстоятельствах – либо церковь была низкой и не выделялась из общей застройки, либо ее не было. Надо заметить, что на военных картах все высотные ориентиры – церкви, башни, ветряки – отмечались обязательно. Например, на карте 1890 г. в Аулах показано 8 ветряков, в Романково только 5, поскольку в этом селе использовались также лодейные водяные мельницы. А. Харлан, изучавший местонахождение казацких культовых сооружений в бывшем поселении Романково, отмечал [15]: «До Свято-Успенської церкви була приписана Покровська церква. Не відомо, з якого матеріалу вона була збудована і коли. Також залишається нез’ясованим місце її розташування».

К существовавшей в прошлом в территориальных пределах исторического Романково трем центрам (верхнее Романково-Аулы, Прихвостье и Богушивка) в 50-6-е годы XX века добавился еще один (современный микрорайон у школы № 28 и рынка). Этот микрорайон обязан своим появлением массовой застройке, вызванной переселением жителей Романково как из зоны затопления, так им с бывших Богушивки и Заборы (улиц Речной, Льва Толствого, Владимира Логинова — бывшая Павлика Морозова), а также территории современного поселка Энергетиков. Толчком к развитию и обустройству микрорайона послужило строительсво трамвайной линии от цемзавода до улицы Одесской. Несмотря на относительно недавнее появление на карте этот район современного Каменского сохранил в какой-то мере сельскую самобытность, особенно в районе Самышиной балки.

ВЫВОДЫ

1. История развития микроагломерации Романково-Аулы нуждается в пересмотре с привлечением новой информации.
2. Согласно картографической экспертизе и анализу других источников информации первым поселением в исторической местности Романково следует считать населенный пункт, существовавший поблизости от Романовых кургана, острова и переправы. Этот населенный пункт, в основном перемещенный вверх от уреза воды старого русла Днепра (в связи с угрозой зотопления при наполнении чаши Днепродзержинского водохранилища в 1963-1964 гг.) является поселком городского типа Аулы Криничанского района (Романково 2 по имперской регистрации [9, c. 21).
3. В процессе развития микроагломерации Романково-Аулы существовали три территориально удаленных друг от друга центра. Первый из них сохранился, правда в смещенном виде в п.г.т. Аулы Криничанского района. Второй, наиболее развитой, в конце XIX – начале XX века (нижнее Романково – территория Богушивки — Заборы) ликвидирован в 50-60-х годах XX века в связи со строительством ГЭС и превращен в промышленную зону. Третий центр местности бывших Прихвостья и Жабивки, насмотря на частичное затопление в начале 60-х годов XX века, развивается до настоящего времени. Этот центр известен нахождением в нем средней школы № 27 и Свято-Покровской церкви. Ликвидация бывшего административного и культурного центра нижнего Романково в 50-60-х годах XX века привела к появлению нового четвертого центра в районе школы № 28 и местного рынка.

Библиографический список:


1. Яворницкий Д.И. Запорожье в остатках старины и преданиях народа. – СПб.: Изд-е Л.Ф. Пантелеева. – 1988. – Ч. 1. – 294 с.
2. Статья «История Днепродзержинска». – Режим доступа: http://ukrainian.su/dneprodzerzhinsk/istoriya-dneprodzerzhinska.html 
3. Буланова Н.М. Земні сілуети віри. Історія храмів Кам’янського (Дніпродзержинська). – Дніпропетровськ: Січ. – 200. – 110 с.
4. История городов и сел Украинской ССР. Том 4. Днепропетровская область. – К.: Главная редакция УСЭ АН УССР. – 1977. – 959 с.
5. Новицкий Я. Твори в 5-ти томах. Т. 2 – Запоріжжя: ПП “АА Тамдем”. – 2007. – 510 с.
6. Семенча С.Я. З історії міста Дніпродзержинськ: до витоків топоніму Романів-Романкове // Наукові праці історичного факультету Запорізького національного університету. – 2012. – Вип. XXXIV. – C.37-43.
7. Крячко Г.Ю., Валуева Н.Н. О местонахождении некоторых географических объектов в исторической местности Каменское-Романково-Верхнеднепровск. – Режим доступа: http://disksport.com/index.php/istoriya/4959-o-mestonakhozhdenii-nekotorykhgeograficheskikh-ob-ektov-v-istoricheskoj-mestnosti-kamenskoeromankovo-verkhnedneprovsk 
8. Скальковський А.О. Історія Нової Січі, або останнього Коша Запорозького: пер. с рус. / Аполлон Олександрович Скальковський;Наук. ред., передмова Г.К. Швидько; Пер. Т.С. Завгородня. –Дніпропетровськ: Січ. – 1994. – 678 с.
9. Волости и важнейшие селения Европейской России. Издание Центрального Статистического камитета. Выпуск VIII. Губернии Новороссийской группы. – СПб. – 1886. – VI. – 157 c.
10.Материалы для оценки земель Екатеринославской губернии. – Т. 1 Екатеринославский уезд. – Издание Екатеринославской Губернской Земской Управы. Екатеринослав. Товарищество «Печатня С.П. Яковлева». – 1899. – 588 с.
11.Макаревский Ф. Матеріали для історико-статистичного опису Катеринославської Єпархії. Церкви та приходи минулого XVIII століття. – Д.: Дніпрокнига. – 2000. – 1080 с.
12.Буланова Н.М. Кам’янські етюди в стилі ретро. – Видання друге,оновлене і доповнене. – Дніпропетровськ: ІМА-прес, 2011. – 240 с.
13.Списки населенных мест Российской империи [Вып. 13]: Екатеринославская губерния с Таганрогским градоначальством … по сведениям 1859 года / обраб. Ред. И. Вильсоном. – СПб.: Изд. Центр. Стат. ком. Мин. Внутр. Дел. – 1863.- XXIX, 151 c. 1 л.к.
14.Кам’янське та його околиці середини XVIII – початки XX ст.: топонімічний словник / [авт.-упорядник Н.М. Буланова, О.М. Самойленко, Л.А. Кравцова]. – Дніпропетровськ: ІМА-прес, 2010. – 108 c.
15.Харлан О.В. Місцезнахоження козацьких культових споруд в колишньому поселенні Романково. – Режим доступу: http://disksport.com/index.php/istoriya/2945-mistseznakhodzhennya-kozatskikhkultoviikh-sporud-v-kolishnomu-poselennyu-romankovo 

Г.Ю. Крячко, Н.Н. Валуева

Крячко Геннадий Юрьевич – кандидат технических наук, доцент кафедры металлургии черных металлов ДГТУ (г. Каменское)

Молитва за усопших

Мы должны молиться не только за тех наших ближних, которые живы, но и за тех, кто уже отошел в мир иной.

Молитва за усопших необходима прежде всего нам, потому что, когда уходит близкий человек, у нас возникает естественное чувство утраты, и от этого мы глубоко страдаем. Но тот человек продолжает жить, только он живет в другом измерении, потому что перешел в иной мир. Чтобы связь между нами и человеком, ушедшим от нас, не разорвалась, мы должны о нем молиться. Тогда мы будем чувствовать его присутствие, ощущать, что он не ушел от нас, что наша живая связь с ним сохраняется.

Но молитва об усопшем, конечно, нужна и ему, потому что человек, когда умирает, переходит в иную жизнь, чтобы встретиться там с Богом и ответить за все, что он сделал в земной жизни, хорошее и плохое. Очень важно, чтобы человеку на этом его пути сопутствовали молитвы близких — тех, кто остался здесь, на земле, кто хранит память о нем. Человек, который уходит из этого мира, лишается всего, что давал ему этот мир, остается только его душа. Все богатство, которым он владел в жизни, все, что он приобрел, остается здесь. В мир иной уходит только душа. И душа бывает судима Богом по закону милосердия и справедливости. Если человек в жизни совершил что-то злое, ему приходится нести за это наказание. Но мы, оставшиеся в живых, можем просить Бога о том, чтобы Он облегчил участь этого человека. И Церковь верует, что посмертная участь умершего облегчается по молитвам тех, кто молится за него здесь, на земле.

Герой романа Достоевского “Братья Карамазовы” старец Зосима (прототипом которого был святитель Тихон Задонский) так говорит о молитве за усопших: “На каждый день и когда можешь, тверди про себя: “Господи, помилуй всех днесь пред Тобою представших”. Ибо в каждый час и каждое мгновение тысячи людей покидают жизнь свою на сей земле, и души их становятся пред Господом — и сколь многие из них расстались с землею отъединенно, никому не ведомые, в грусти и тоске, и никто-то не пожалеет о них… И вот, может быть, с другого конца земли вознесется ко Господу за упокой его и твоя молитва, хотя бы ты не знал его вовсе, а он – тебя. Сколь умилительно душе его, ставшей в страхе пред Господом, почувствовать в тот миг, что есть и за него молитвенник, что осталось на земле человеческое существо и его любящее. Да и Бог милостивее воззрит на обоих вас, ибо если уже ты столь пожалел его, то кольми паче пожалеет Он, бесконечно более милосердный… И простит его ради тебя”.

МИТРОПОЛИТ ИЛАРИОН (АЛФЕЕВ) | 25 ИЮНЯ 2010 Г.

Для чего нужно ходить в церковь?

У многих людей, изредка посещающих храм, складывается какое-то потребительское отношение к церкви. Приходят в храм, например, перед долгим путешествием — поставить свечку на всякий случай, чтобы ничего не случилось в дороге. Заходят на две-три минуты, спешно несколько раз крестятся и, поставив свечку, уходят. Некоторые, зайдя в храм, говорят: “Я хочу заплатить деньги, чтобы батюшка помолился о том-то и о том-то”, — платят деньги и уходят. Священник должен молиться, а сами эти люди в молитве не участвуют.

Это неправильное отношение. Церковь — не автомат для покупки “сникерсов”: опускаешь монетку—и вываливается конфетка. Церковь — это то место, куда надо приходить, чтобы там жить и учиться. Если вы испытываете какие-то трудности или кто-то из ваших ближних заболел, не ограничивайтесь тем, чтобы зайти и поставить свечку. Придите в церковь на богослужение, погрузитесь в стихию молитвы и вместе со священником и общиной вознесите свою молитву о том, что вас тревожит.

Очень важно, чтобы посещение церкви было регулярным. Хорошо посещать храм каждое воскресенье. Воскресная Божественная Литургия, а также Литургия великих праздников – это то время, когда мы можем, отрешившись на два часа от наших земных дел, погрузиться в стихию молитвы. Хорошо прийти в церковь всей семьей, чтобы исповедоваться и причаститься.

Если человек научится жить от воскресения до воскресения, в ритме церковных служб, в ритме Божественной Литургии, то вся его жизнь изменится кардинальным образом. Прежде всего, это дисциплинирует. Верующий знает, что в ближайшее воскресенье ему придется дать ответ Богу, и он живет по-другому, не допускает многих грехов, которые мог бы допустить, если бы не посещал церковь. Кроме того, сама Божественная Литургия — это возможность принять Святое Причастие, то есть соединиться с Богом не только духовно, но и телесно. И, наконец, Божественная Литургия — это всеобъемлющая служба, когда и вся церковная община, и каждый ее член могут молиться обо всем, что беспокоит, тревожит или радует. Верующий во время Литургии может молиться и о себе, и о своих ближних, и о своем будущем, приносить покаяние за грехи и просить благословения Божия на дальнейшее служение. Очень важно учиться полноценно участвовать в Литургии. В Церкви есть и другие службы, например, всенощное бдение — подготовительная служба к причастию. Можно заказать молебен какому-то святому или молебен о здравии того или иного человека. Но никакие так называемые “частные” службы, то есть заказанные человеком для молитвы о каких-то его конкретных нуждах, не могут заменить участие в Божественной Литургии, потому что именно Литургия — это центр церковной молитвы, и именно она должна стать центром духовной жизни каждого христианина и каждой христианской семьи.

МИТРОПОЛИТ ИЛАРИОН (АЛФЕЕВ) | 25 ИЮНЯ 2010 Г.

Что такое молитва?

Молитва — это встреча с Богом Живым. Христианство дает человеку непосредственный доступ к Богу, Который слышит человека, помогает ему, любит его. В этом коренное отличие христианства, например, от буддизма, где во время медитации молящийся имеет дело с неким безличным сверхбытием, в которое он погружается и в котором растворяется, но Бога как живую Личность он не чувствует. В христианской молитве человек ощущает присутствие Бога Живого.

В христианстве нам раскрывается Бог, ставший Человеком. Когда мы стоим перед иконой Иисуса Христа, мы созерцаем Бога Воплотившегося. Мы знаем, что Бога невозможно представить, описать, изобразить на иконе или картине. Но можно изобразить Бога, ставшего Человеком, — такого, каким Он явился людям. Через Иисуса Христа как Человека мы раскрываем для себя Бога. Это раскрытие происходит в молитве, обращенной ко Христу.

Через молитву мы узнаем, что Бог участвует во всем, что происходит в нашей жизни. Поэтому беседа с Богом должна быть не фоном нашей жизни, но ее главным содержанием. Между человеком и Богом существует множество барьеров, которые преодолеваются только с помощью молитвы.

Часто спрашивают: зачем нужно молиться, просить у Бога что-либо, если Бог и так знает, что нам нужно? На это я бы ответил так. Мы молимся не для того, чтобы у Бога что-то выпросить. Да, в каких-то случаях мы просим у Него конкретной помощи в тех или иных житейских обстоятельствах. Но главным содержанием молитвы должно быть не это.

Молитва — это диалог. Она включает в себя не только наше обращение к Богу, но и ответ Самого Бога. Как и во всяком диалоге, в молитве важно не только высказаться, выговориться, но и услышать ответ. Не всегда ответ Бога приходит непосредственно в минуты молитвы, иногда это происходит несколько позже. Бывает, например, что мы просим у Бога немедленной помощи, а она приходит лишь через несколько часов или дней. Но мы понимаем, что это произошло именно потому, что мы в молитве испросили помощи у Бога.

Через молитву мы можем многое узнать о Боге. Молясь, очень важно быть готовым к тому, что Бог нам откроется, но Он может оказаться иным, чем мы Его себе представляли. Часто мы совершаем ошибку, приступая к Богу с собственными представлениями о Нем, и эти представления заслоняют от нас реальный образ Бога Живого, который Сам Бог может нам открыть. Нередко люди в своем сознании создают некоего идола и этому идолу молятся. Этот мертвый, искусственно созданный идол становится препятствием, барьером между Богом Живым и нами, людьми. “Создай себе ложный образ Бога и попробуй молиться ему. Создай себе образ Бога немилостивого и жестокого Судии — и попробуй молиться ему с доверием, с любовью” — замечает митрополит Сурожский Антоний. Так вот, мы должны быть готовы к тому, что Бог откроется нам не таким, каким мы Его себе представляем. Поэтому, приступая к молитве, нужно отрешиться от всех образов, которые создает наше воображение, человеческая фантазия.

Ответ Бога может приходить различным образом, но молитва никогда не бывает безответной. Если мы не слышим ответа, значит, что-то не в порядке в нас самих, значит, мы еще недостаточно настроились на тот лад, который необходим, чтобы встретиться с Богом.

МИТРОПОЛИТ ИЛАРИОН (АЛФЕЕВ) | 25 ИЮНЯ 2010 Г.

Каменская епархия


Официальный Православный портал Каменской епархии УПЦ
http://www.eparhia.net

Епархиальное управление


Управляющий епархии: Высокопреосвященнейший Владимир Архиепископ Каменской и Царичанский,
тел./факс +38-0569-53-38-52
Секретарь епархии: архидиакон Макарий (Тарасов), 
тел.0569) 53-38 03
Бухгалтер: Романенко Виктория Викторовна, 
тел.(0569) 53 38 29
Канцелярия: иерей Вадим Василевский,
тел/факс (0569) 53 38 52
Дежурный: (0569) 53 38 61

51925, Украина, Днепропетровская область,
г. Каменское, ул. Соборная 6.

Реквизиты: Управление Каменской епархии УПЦ, МФО — 380805, р/с 26006332952,
ОКПО -37562365. в АТ «Райффайзен Банк Аваль»

Выходной день — понедельник

Архиерей

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - 64568676-1.png
Владимир, архиепископ Каменской и Царичанский 
(Орачев Станислав Николаевич)
Дата рождения:  8 сентября 1973 г.
Дата хиротонии: 22 ноября 2008 г.
День ангела:       7 февраля
Страна:        Украина

Биография:
Родился 8 сентября 1973 г. в Луганске. С 1980 по 1988 год учился в СШ № 26 г. Луганска. С 1988 по 1992 год — в Луганском художественном училище по классу живописи.
С 1989 года — иподиакон епископа Луганского и Донецкого Иоанникия. 24 апреля 1992 года рукоположен в сан диакона.
15 сентября 1992 г. принял монашеский постриг с именем Владимир, в честь священномученика Владимира (Богоявленского), митрополита Киевского и Галицкого.

С 1992 по 1996 год обучался в Киевской духовной семинарии.
7 января 1994 года рукоположен в сан иеромонаха и принят в Луганское епархиальное управление на должность секретаря епископа.
21 мая 1994 года возведен в сан игумена. 17 ноября 1996 года возведен в сан архимандрита.
С 1996 по 2003 год обучался в Киевской духовной академии. 26 декабря 2006 года защитил кандидатскую диссертацию на тему: «История иконопочитания в Православной Церкви».
Служил клириком Свято-Петропавловского кафедрального собора и настоятелем строящегося храма Всех святых в г. Луганске.

Решением Священного Синода от 17 ноября 2008 г. архимандриту Владимиру (Орачеву) определено быть епископом Кременчугским и Лубенским (журнал № 109).
22 ноября 2008 года в Трапезном храме Свято-Успенской Киево-Печерской лавры была совершена хиротония архимандрита Владимира (Орачева), клирика Луганской епархии, во епископа Кременчугского и Лубенского.

Божественную литургию и чин хиротонии возглавил митрополит Киевский и всея Украины Владимир в сослужении митрополитов Одесского и Измаильского Агафангела, Луганского и Алчевского Иоанникия, Донецкого и Мариупольского Илариона, архиепископов Ровенского и Острожского Варфоломея, Вышгородского Павла, Белоцерковского и Богуславского Митрофана, Бориспольского Антония, епископов Друцкого Петра,
Северодонецкого и Старобельского Агапита, Горловского и Славянского Митрофана, Макаровского Илария, Сумского и Ахтырского Евлогия, Переяслав-Хмельницкого Александра, Александрийского и Светловодского Антония, Васильковского Пантелеимона, Джанкойского и Раздольненского Нектария.

Наречение архимандрита Владимира (Орачева) во епископа Кременчугского было совершено накануне, 21 ноября, в Синодальном зале резиденции предстоятеля Украинской Православной Церкви в Киево-Печерской лавре.
Решением Синода УПЦ от 24 ноября 2009 г. Преосвященному Владимиру, епископу Кременчугскому и Лубенскому, определено быть епископом Ровеньковским, викарием Луганской епархии (журнал № 72) с освобождением от управления Кременчугской епархией.
Решением Синода УПЦ от 23 декабря 2010 года (журнал № 48) освобожден от должности викария Луганской епархии и назначен управляющим Днепродзержинской епархией.
17 августа 2015 г. за Литургией в Киево-Печерской лавре Блаженнейшим митрополитом Киевским и всея Украины Онуфрием возведен в сан архиепископа.

Решением Священного Синода Украинской Православной Церкви (Журнал № 26 от 20 июля 2016 года) о новом названии епархии и новом титуле Правящего Архиерея: 
Высокопреосвященнейшего Владимира, Архиепископа Каменско́го и Царичанского.  

Образование:
1988-1992 гг. — Луганское художественное училище по классу живописи.
1992-1996 гг. — Киевская духовная семинария.
1996-2003 гг. — Киевская духовная академия.

Епархия:
Каменская и Царичанская епархия
(Правящий архиерей)



Монастырь и его цель

Монашество — это особый образ христианского жительства, заключающийся во всецелом посвящении себя на служение Богу. По слову святых отцов, «монах есть тот, кто на единого взирает Бога, Бога единого желает, Богу единому прилежит, Богу единому угодить старается»[. Монах (monacόV (греч.) — один, уединенный) — тот, кто избирает жизнь уединенную, отрекается от всех мирских отношений, пребывая в непрестанном внутреннем общении с Богом. Вместе с тем посредством молитвы монах хранит единство со всеми во Христе. «Монах тот, кто, от всех отделясь, со всеми состоит в единении»«Монах тот, кто почитает себя сущим со всеми и в каждом видит себя самого»«Блажен инок, который на содевание спасения и преспеяние всех взирает, как на свое собственное».

«Монашество есть установление Божие, отнюдь не человеческое»[. Монашество основано на словах Господа Иисуса Христа: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною»(Мф. 19, 21); «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее» (Мф. 16, 24–25); «Всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную» (Мф. 19, 29), а также на апостольских словах: «Не любите мира, ни того, что в мире» (1 Ин. 2, 15); «Относительно девства я… за лучшее признаю, что хорошо человеку оставаться так» (1 Кор. 7, 25–26). Поскольку в монашестве человек стремится исполнить упомянутые слова Спасителя, оно именуется «совершенным житием, в немже по подобию, Господне жительство является». Монашество имеет основание и в живом опыте Церкви: вдохновляясь примерами Божией Матери, святого Иоанна Предтечи, многих святых подвижников, тысячи христиан издревле стремились к воплощению идеала девственной, нестяжательной, молитвенной жизни.

Условием монашеского выбора является призвание и ответная любовь человека ко Господу Иисусу Христу, преодолевающая и препобеждающая всякую земную любовь[«Истинный монах и здесь Христа любит так, что ничто не может его разлучить от любви ко Христу (ср. Рим. 8, 35), и разрешитися желает и со Христом быти (ср. Флп. 1, 23), что показывает и в делах, убегая ради Христа в пустыни и горы и уединенные обители, и старается быть едино со Христом, чтобы обитал в нем Христос со Отцем и Духом».

Целью монашеской жизни является наиболее полное единение с Господом путем оставления всего для исполнения заповедей о всецелой любви к Богу и ближнему: «Монах тот, кто ум свой отдалил от чувственных вещей и воздержанием, любовию, псалмопением и молитвою непрестанно предстоит Богу», — говорит преподобный Максим Исповедник[. Благодаря любви к Богу, которая находит свое выражение в молитве, монах достигает внутренней цельности и в подвиге покаяния очищает свое сердце, делая его способным к проявлению жертвенной любви к ближним.

Ежедневный внутренний труд монаха состоит в постоянной борьбе с греховными помыслами, чувствами и желаниями ради достижения бесстрастия и душевной чистоты. Монах угождает Богу и достигает сердечного единения с Ним в особенности тогда, когда прилежит молитве и деятельно проявляет любовь к ближним, храня единство с монашеским братством и пребывая в самоотверженном послушании, которое оказывает с радостью и свободой, ибо «любовь подчиняет свободных друг другу»[.

Монашеские обеты

Наряду с соблюдением всех евангельских заповедей, обязательных для каждого христианина, монахи, ради любви ко Христу, призваны соблюдать приносимые ими особые обеты, служащие свидетельством решительного желания «совлечься ветхого человека с деяньми его» (Кол. 3, 9.). Главными из этих обетов являются послушание, нестяжание и целомудрие.

Исполнение обета послушания заключается в отсечении своей воли и следовании воле Божией, которая открывается монашествующему через добровольное и смиренное послушание игумену и всей братии.

Обет нестяжания приносится монахами ради того, чтобы искоренить из сердца сребролюбие, обрести свободу духа и беспристрастность к земным вещам, необходимые для следования за Христом.

Жизнь в целомудрии предполагает не только телесную чистоту, но и чистоту души, которая открывает монаху путь к сердечному познанию Бога, по заповеди: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5, 8). При этом стремление к целомудрию не может быть мотивировано гнушением — брезгливым отношением к браку как таковому, поскольку и супружество установлено Богом и благословляется Церковью особым Таинством.

Желание соединиться со Христом побуждает монахов полностью отречься от мира, не из презрения к нему, но ради удаления от соблазнов, греховных страстей и ради того, чтобы«устранить от себя все препятствия к любви Божией»[. Подобно евангельскому купцу, который продал все имущество для приобретения одной драгоценной жемчужины, монахи отрекаются от всего ради «очищения и освящения сердца» и обретения Христа (ср. Мф. 13, 45–46).

Значение монашества

Основное служение, которое монахи призваны совершать в Церкви, — это непрестанное пребывание в богообщении и молитве за весь мир.

Монахи должны благовествовать о Христе живым примером деятельного покаяния, любви к Богу и служения Ему. «Инок во всем своем облике и во всех делах своих должен быть назидательным образцом для всякого, кто его видит, чтобы, по причине многих его добродетелей, сияющих подобно лучам, и враги истины, смотря на него, даже нехотя сознавались, что у христиан есть твердая и непоколебимая надежда спасения, и отвсюду стекались к нему, как к действительному прибежищу, и чтобы оттого рог Церкви возвысился бы на врагов ее»[. Монахи, тщательно исполняющие свое призвание, становятся нравственными ориентирами для православных христиан и всех людей.

Монашеское житие выражает устремленность Церкви к «жизни будущего века». Монашествующие призваны являть реальность Царства Небесного, которое внутрь нас есть(ср. Лк. 17, 21) и, начинаясь здесь, на земле в человеческом сердце, простирается в вечность. Своей решимостью в жертвенном подвиге монахи подтверждают величайшую ценность жизни в Боге, и потому монашество является откровением Царства Божия на земле и похвалой Церкви Христовой[.

Того, кто основал жизнь на Евангелии, Спаситель назвал человеком мудрым, построившим дом свой на камне (см. Мф. 7, 24). Точно так же монастырь, жизнь которого строится на непоколебимом и надежном основании Евангелия и правил святых отцов, становится подлинно похвалой Церкви Христовой. «Как прекрасна воистину и добра жизнь монашеская! Как прекрасна она воистину и добра, когда течет в пределах и по законам, какие положили для нея началовожди и предводители ея, Духом Святым наученные».

Указывая на описанный святыми отцами совершенный образ монашеского жития, данное Положение в то же время не предписывает монастырям полного единообразия иноческой жизни, но, напротив, позволяет им сохранять свои традиции и свободно развиваться в русле святоотеческих установлений.